Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:29 

Убитый 19 век

Дятел клавиатуры.
Название: Здравомыслие оставь за дверью
Автор: Aoiksama
Бета: Условно: товарищ "Знания русского за 10 классов", а по существу: Отсутствует
Фандом: Ориджинал. 19 век и все его прелести.
Персонажи: Молодой граф и компания
Жанр: Романс
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: AU, слэш, намеки на жестокость
Саммари: Молодой граф, лет двадцать-двадцать пять на вид, не более того. Титул перешел в наследство от скончавшихся матушки и отца. Родители предположительно погибли, ввязавшись в пресловутые дворцовые интриги. А виновник их смерти – глава одной из «вражеских» семей. Молодой граф сделал подобное предположение, но, не имея на руках никаких фактов, не имел возможности доказать их вину. Но старался держаться на расстоянии от всех членов этой семьи.
Главный герой – любитель шумных компаний, балов, бурной светской жизни. Однако он уже месяц не ходил ни на какие балы, не получал приглашений, да и в городе была тишина. Вот он и решил устроить в своем поместье грандиозный бал маскарад, пригласив туда всех знатных особ, все «сливки» общества. И приглашение получает наследник той самой «вражеской» семьи. Он приходит на бал и тут начинается…
От автора: Подарок вот этому человеку.

Молодой граф сидел в мягком и уютном кресле, скучающим взглядом просверливая дырки в картине, что висела над камином. Он мелкими глотками отпивал вино из своего бокала, получая неземное удовольствие от одного лишь его опьяняющего вкуса. Граф очень любил дорогое вино, и на дух не воспринимал никакой другой алкоголь. С этим божественным напитком у него были связаны самые теплые и вместе с тем страстные воспоминания о долгих и бессонных ночах. Только подумайте, что может сделать небольшое количество хорошего, дорогого вина с юной девчушкой, которая до сего момента не пила ничего крепче английского чая. Граф с задумчивой улыбкой разглядывал хрустальный сосуд на тоненькой изящной ножке, фокусируя свой взгляд на том небольшом количестве вина, которое осталось на самом дне. Красная жидкость так удивительно похожа на мелкие капельки крови, собравшиеся воедино. Капельки крови того самого, поверженного, беззащитного, униженного юноши, чей образ не желал покидать пределы сознания графа. Прислонив к губам бокал с вином, юноша отпил последний глоток, жадно облизывая и покусывая нижнюю губу. Опечалено вздохнув, молодой граф поставил опустевший хрустальный сосуд обратно на столик, кое-как переборов внезапно возникнувшее желание кинуть его в камин. Да так, чтоб осколки разлетелись по всей комнате.
Уже целый месяц он не получал ни единого приглашения на балы и медленно, но верно умирал от скуки, нахлынувшей на него. Город как будто умер, и вот уже месяц его жители находятся в глубоком трауре, скорбя о потерянном веселом и светском городишке, который они не так давно потеряли. Что же он мог упустить? Какое важное событие прошло мимо его поместья? Как же давно он не был в гостях у своей дражайшей тетушки, которая, как ему казалось, и дня не может прожить без торжеств и светских вечеров. К слову, она приглашала своего племянника к себе в гости только тогда, когда в ее доме устраивался очередной грандиозный бал, или же вечер только для избранных среди избранных. Она была из тех женщин, которые проявляют себя во всей красе, лишь находясь в центре внимания огромнейшей толпы людей. А без толпы людей она увядала, как постаревшая, лишенная солнца и воды, роза. Но больше всего молодой граф скучал по той милейшей суматохе, которая всегда царила на балах. А сколько можно было встретить молоденьких девушек, на таких праздниках – об этом и говорить не стоит. Он был достаточно привлекательным юношей и каждая графиня, чья дочь еще не была обручена, считала своим долгом познакомить молодого графа со своим чадом. Однако юноша был не так прост, каким хотел казаться. Ни с одной юной леди он не оставался более чем на одну ночь. Он с ужасом понимал, что девушки стали интересовать его все меньше и меньше. Казалось, что он ухаживает за ними только потому, что боится растерять свой шарм, свое обаяние и свою красоту. Поэтому, ради развлечения, он очаровывал далеко не одну наивную девицу, упиваясь потом горечью ее разочарования. Это чувство несравнимо ни с чем. Ни со вкусом отменного вина, ни с его опьяняющим эффектом, ни с ощущениями во время, и после бурной ночи, проведенной как раз с одной из этих наивных девиц. Он всегда брал то, что хотел, а затем уходил, соблюдая все английские традиции: молча, не прощаясь. Так было всегда, и, по идее, должно было продолжаться. Но, все изменилось, когда он встретил одного странного человека. С виду недоступного, сильного, умного, хитрого. Гораздо хитрее, чем сам граф. Однако, молодой господин одержал над этим человеком властную победу, заставив того юнца взмолиться о пощаде. Но все, же чувство удовлетворенности от этой победы имело ужасно горький привкус. Нет, это не то, чего он хотел тогда, и не то, что он хочет сейчас.
- Решено! – юноша резко поднялся с кресла, изящно и быстро обходя, сей мягкий предмет мебели и, подходя к двери, за которой, как обычно, стояли служанки, покорно выжидая приказов их юного господина, граф с размахом открыл двери, заставляя вздрогнуть от страха бедных служанок. – На следующей неделе у нас состоится грандиозный бал-маскарад. Разошлите приглашения абсолютно всем и начинайте приготовления прямо сейчас!
Наблюдая за разбежавшимися по углам слугами, граф испытывал особое наслаждение. Наконец он сможет одержать именно ту победу, о которой так долго грезил.

В главном зале собралось великое множество людей. Буйство красок, царство масок. Бал-маскарад – самый идеальный праздник для любителей спрятать свою истинную сущность за причудливой маской, скрывающей большую часть лица человека. В этот праздник принято обманывать самих себя, обманывать друг друга, выдавая себя за другого человека. Более важного, статного, богатого. В этот чудный день грани морали, допустимых поступков, стираются невидимой резинкой, позволяя людям творить все, что им заблагорассудится. Идеальный праздник, как не посмотри. И молодой граф был безмерно рад тому, что смог так быстро реализовать задуманное. Он взирал на толпу знатных людей, собравшихся у него в гостях, пытаясь взглядом найти ту самую маску, того самого человека, которого он ждал больше всего. Наследник одной из самых лживых и преступных семей, просто не мог, здесь не появится. А вы бы упустили шанс повстречаться со своим заклятым врагом, при этом не открывая своего лица и позволяя себе делать все что угодно? Ответ более чем очевиден. Молодой граф, спускаясь по лестнице, продолжал просверливать взглядом толпу людей. Спустя какое-то время, к его огромному сожалению, он привлек к себе всеобщее внимание. Как хозяин дома, как человек, который устроил это потрясающее торжество, он просто обязан был добродушно улыбнуться, разводя руки в стороны, словно желая обнять весь зал разом, никого не оставив без своего графского внимания. Зал затих в ожидании пафосной приветственной речи, которая будет негласным сигналом к началу торжества. Поправив маску, слегка съехавшую с его обворожительного лица, граф заговорил, все так же разводя руки в стороны, сопровождая свою речь многочисленной эмоциональной жестикуляцией.
- Дамы и господа! Я рад приветствовать вас всех на моем балу. Погрузитесь же из скучной и суровой реальности, в лживый и сказочный мир масок, насладитесь прелестями общения вслепую. Но для начала,… почему бы не начать общение на языке танца? Объявляю наше небольшое торжество открытым!
Граф поклонился благодарной публике, и поспешил спуститься с лестницы, желая затеряться в толпе, совершенно не привлекая чужого внимания. Пока он произносил свою небольшую речь, он продолжал бегать взглядом по залу в поиске того самого человека, которого он так ждал. И о чудо! Он его заметил. И сейчас он пытался добраться до него, пробиваясь сквозь столпотворения людей. Спустя минуту заиграла музыка. Дамы приглашали кавалеров, кавалеры приглашали, похищали у своих соперников, дам, и кружились в ритме венского вальса. Раз-два-три. Раз-два-три. Молодой граф подобрался к своей цели вплотную, слегка теребя дорогого гостя за плечо.
- Давно не виделись, граф. Я знал, что Вы тут появитесь. Вы просто до ужаса предсказуемы, граф.
Юноша подошел вплотную к мужчине в роскошном белом костюме и такой же маске, с причудливым белоснежным оперением. Он тихо шептал слова ему на ухо, не желая привлекать внимания окруживших его дам. Молодой граф, наконец, нашел его. И теперь не отстанет до конца вечера. Издеваться над своими соперниками – это так весело.
- Кто Вы и что Вам от меня нужно? – Практически не раздумывая, отозвался юноша. На его лице играла непринужденная ухмылка. Изящными тонкими пальцами он провел по своей маске, медленно огибая ее замысловатые контуры – На Вас маска, сир. Я понятия не имею, кто Вы, да и думаю, что Вы все-таки с кем-то меня спутали. В такой дивный вечер – это не мудрено. Разрешите откланяться.
Эта манера разговора, этот голос с почти ощутимым холодком и яркой иронией. Нет, молодой граф ни с кем не может его спутать. Уж слишком отчетливыми были воспоминания в его голове. Он никогда не забудет этого самого юношу. А его образ, воспоминания о нем, лежащем у него под ногами, свернувшись клубком. Он умолял о пощаде. Куда же делся тот самый беззащитный человек, над которым было так приятно издеваться? Молодой граф с силой сжал тонкое запястье юноши, постепенно уводя его в самую глубь толпы, подальше от тех назойливых девушек, которые к нему очень активно липли, как бабочки на благоухающий цветок. Граф умело воспользовался преимуществом местности, имея возможность совершенно бесстыдно прижиматься к юноше, чей вид сейчас просто кричал о том, что ему более чем неприятно находиться в компании графа, хозяина этого вечера.
- Вы же помните меня. Вы не можете не помнить. – Граф властно схватил его за плечи, в надежде пробудить в этом юноше хоть какие-то воспоминания, эмоции, желательно негативные. Но все впустую. Маски, которыми он совсем недавно так восхищался, сейчас мешали ему более чем очень сильно. Нельзя было толком разглядеть взгляд юноши, его выражение лица. Да и с этой глупой маской графа никто не узнавал. Это бесило. Молодой господин снова наклонился, тихо-тихо шепча прямо на ухо молодому человеку, обжигая горячим дыханием его нежную кожу.
- Не желаете, ли предаться воспоминаниям в более тихом месте, мсье? Я знаю один чудный уголок в этом огромнейшем доме. – Молодой граф властно прижал к себе юношу, негласно давая понять, что путей к отступлению у него просто не осталось.
- Мне не хочется оставлять мою невесту одну в этот вечер. Я буду Вам благодарен, сир, если вы все-таки отпустите меня к моей избраннице.
Молодой граф скривил губы в злобной усмешке, проникнувшись ненавистью к девушке, которую даже в глаза ни разу не видел. Этот юноша – только его собственность. Неужели кому-то непонятна такая простоя истина!?
- Молодой человек, а Вы умеете танцевать вальс? Насколько я мог видеть, возле Вас собралось множество девушек и ни одну вы не решились пригласить на танец. Не странно ли это?
- Это Вас не должно касаться. – Юноша перебил молодого графа на полуслове, пытаясь вырваться из его цепкой хватки.
- Вы должны взять под свой полный контроль свою партнершу, уверенными движениями направляя ее, не давая сбиться с такта – Граф сделал несколько шагов вперед, пытаясь закружить юношу в ритме вальса, подкрепляя свои движения новыми объяснениями. – Сделать шаг вперед, шаг в сторону, шаг назад, поддерживая партнершу, буквально не давая ей прикоснуться к земле, кружа ее в своих объятьях. – Вальсируя на пару с юношей, граф постепенно продвигался к дальней стенке, около которой стояли его слуги. – Но нужно быть осторожным, иначе девица совсем потеряет голову от такого бесконечного кружения. – Граф остановился, снова ловко хватая юношу за запястья, утягивая вслед за собой в один из тайных проходов в его доме, о котором знали только слуги и члены семьи молодого графа.
- Что Вы себе позволяете!?
Спустя некоторое время, они добрались до комнаты, которая больше напоминала уютную спальню для гостей. Молодой граф снял с себя черную как смоль маску, изящным жестом кидая ее на кровать. Точно такая же участь ждала и белую, как снег, маску юноши.
- Может быть, теперь Вы меня узнаете, мсье? – Граф хищно оскалился, буквально поедая взглядом юношу, прижавшегося к стенке. В руке молодой господин сжимал рукоять шпаги, буквально содрогаясь от нетерпения. Юноша, который прижался к стенке, с ужасом смотрел на графа, будто совершенно не веря своим глазам.
- Вы…!?
Молодой граф, коротко хихикнув, кинул юноше шпагу. Ту самую.
- Я всегда думал, что Вы захотите взять реванш. Или же я ошибался? – Граф медленным, размеренным шагом подошел к юноше, пальцами проводя по скуле, цепляясь за подбородок. Наклонившись, граф на мгновение прильнул к припухшим губам юноши, в то же время, скользя острием шпаги по его одежде. Реванша не будет. Снова.

Молодой граф, улыбаясь, стоял на пороге, настежь открыв все двери, жестом приглашая пройти внутрь дома, самого своего дорогого гостя.
- Заходя, оставьте здравомыслие за дверью.

Изображение - savepic.ru — сервис хранения изображений
На фото: [Kichi Meir]
Фотограф: Мне не известен

@темы: яой, фанфикшн, творчество, помешательство, палево, миниатюра, маразм, впечатление, бред

URL
   

Est-ce l'amour?

главная